Новости

«The Yard» movie, или Океан как игровая площадка

Журнал «Water Bazaar», апрель 2014

Наши мечты зарождаются на детских площадках и, взрослея, мы стараемся воплотить их в жизнь. Далеко не все, конечно, но самые смелые и отчаянные из нас. В богатой серф-культуре есть масса историй, как человек строит свою жизнь вокруг своей любви к океану, в то время как огромная часть жителей планеты лишь вырывает жалкие крохи из рутины, чтобы посвятить их своей истинной страсти. Так несколько лет назад у студии “Wind Channel” появилась идея художественно-документального фильма “The Yard”, которая в конце концов привела ребят в мекку больших волн – на гавайский остров Мауи.

Серфинг как стиль жизни

Серфинг в России во всех его проявлениях переживает очередной взрыв любви и почитания. Фестивали, премьеры фильмов, даже асфальтовый серфинг – катание на лонгборде c каждым сезоном набирает обороты. Это очень модно, серф лайфстайл стал мейнстимом и добрался до рекламной индустрии, что само по себе показатель. Возможность самостоятельно планировать свои путешествия и билетные распродажи создали в России своеобразный вид туризма – увидел прогноз на волны где-нибудь в Европе, нашел на svyaznoy.travel недорогие билеты и улетел на несколько дней кататься. Такой вот парадокс – страна практически без волн, особенно без волн теплых, а сообщество живет и расцветает. Растет уровень катания, растет жажда еще больших приключений, и вот уже проскакивают мысли когда-нибудь увидеть собственными глазами гигантские волны, которые до сих пор можно было увидеть только в зарубежных журналах и кино.

Одним из самых опытных и, можно сказать, профессиональных серф путешественников в России является виндсерфер и серфер Сева Шульгин. Уже лет двадцать он «тестирует» и открывает российским любителям волны и ветра лучшие зарубежные споты. Поэтому именно он стал проводником и одним из главных героев фильма «The Yard». Первой остановкой фильма было Марокко в ноябре прошлого года. Весь март этого года съемочная группа провела на гавайском острове Мауи.

Современное спортивное кино давно перешло ту границу, когда достаточно снять на телефон классный трюк и получить одобрение зрителей, теперь они каждый раз ждут чего-то более выдающегося. Драматургия и особенно фотографическая картинка стали играть огромную роль в современной спортивной документалистике. Так несколько лет назад создание относительно недорогой и теперь уже легендарной кинокамеры Red перевернуло большое кино и документальную индустрию. Естественно, этим сразу же воспользовались энтузиасты экстремального спорта, которые задают тон спортивного мирового кино в целом. Режиссерам Дмитрию Богданову и Сергею Гильгенбергу пришлось как следует подготовиться к экшн-съемкам на натуре: мобильный кран, моушн-контрол робот, защитный подводный бокс для камеры, воздушные съемки с вертолета и кадры из воды – все это сложнейшая работа ради идеальной картинки.

Серфинг в пустыне

Дмитрий Богданов, режиссер и оператор: «Марокканский выезд был посвящен тому, как в одной стране, на одном побережье живут два совершенно разных мира: практически первобытный образ жизни местных рыбаков, веками передаваемый по-наследству ежедневный тяжелый ручной труд и будто с другой планеты серфинг. Насколько по-разному люди видят океан, буквально стоя рядом на одном берегу. Для одних это вопрос выживания в пустыне, для других – игровая площадка и символ свободы от ортодоксальной судьбы. В подобных условиях вырос один из ярчайших виндсерферов мира марокканец Бужма Гийюл. Однажды, много лет назад, он увидел в своих краях русского первопроходца серфера-путешественника (это был наш герой Сева), и сам поверил в то, что можно заниматься чем-то еще, кроме как до самой смерти крутить жернова с аргановыми семенами. Так на волне столкнулись две судьбы и повлияли друг на друга. Сегодня Бужма входит в десятку лучших виндсерферов мира, а Сева снова и снова приезжает в маленькую деревушку Сиди Каоке, где люди живут по-простому, вышло солнце и слава богу. Сейчас для местных мальчишек Бужма подобен богу, который спустился к простым людям и катается с ними на одной волне. Может ли у этих пацанов быть больший стимул для веры в свои мечты и силы?!»

Остров серферов

Следующая глава фильма посвящена гавайскому острову Мауи – остров, где не серфинг вписан в жизнь, а где жизнь вписана в серфинг. Это как музыканту оказаться там, где родился джаз, и кругом даже официант в кафе на досуге писал бы потрясающую музыку. На этом острове, кажется, катаются все, даже собаки. Проснулся, посмотрел прогноз, выглянул в окно, и поехал… нет, не на работу. Поехал кататься. Сергей Гильгенберг, режиссер и монтажер: «На Гавайях мы увидели совершенно другой образ серфинга. Сама жизнь вокруг этого спорта здесь устроена не так, как, например, в Европе. Поистине, наш фильм снова и снова показывает нам, что тем, кто живет в брызгах прибоя, не грозит суета. На всемирно известном волновом споте Хукипа близ городка Пайя практически никогда не бывает выходных. Местные жители занимаются серфингом просто для хорошего настроения, вместо зарядки по утрам. Ты можешь весить сто килограмм, это не важно, ты просто берешь доску и едешь с друзьями на пляж. Здесь не берут больничный и не отпрашиваются с работы, чтобы покататься. Все просто бросают дела и бегут в воду. Работа никуда не денется, а такой же волны никогда больше не будет. Будет другая, но эту ты уже навсегда упустил. И здесь, на Мауи, мы сняли новую главу фильма – про тоуин-серфинг на громадных волнах. Вы наверняка слышали про волны Джоуз (челюсти). Это происходит здесь. Когда на воду выходят лучшие серферы мира – это нереальное зрелище, просто не веришь своим глазам, что это возможно».

Тоуин серфинг

Из записей Севы Шульгина: «Идея буксировки на больших волнах, tow-in surfing, – это далеко не новая концепция. Древние гавайцы называли этот вид развлечения LeLe wa’a. Было так: cемеро мужчин выгребали за прибой на большом каноэ. За счет силы шестерых гребцов удавалось набрать достаточно скорости, чтобы оседлать большую волну. В тот момент, когда каноэ оказывалось на стенке волны, седьмой высаживался на свой серфборд. Ему оставалось сделать лишь несколько символических гребков и попасть на самый гребень огромной волны, которую своими силами ему никогда не удалось бы поймать. Сегодня к tow-in surfing, взяв за основу идею древних, приложили лишь новые технологические разработки – заменив лодку мощным аквабайком – открыв тем самым путь к самой мощной волне на планете – волне Джоуз.

Волна Джоуз приходит в зимние месяцы, когда океан особенно неспокоен, и отголоски камчатских штормов, достигнув берегов маленького гавайского острова Мауи, генерируются в огромные волны-чудовища, трудно поддающиеся осознанию человеческим разумом и просто-напросто наводящие ужас. Много лет серферы присматривались к волне Джоуз, мечтая на ней прокатиться. Отслеживали ее поведение при различных погодных условиях, искали возможность выхода в океан во время прихода большого северного свелла.

Идея прокатиться на волне, превышающей десять метров в высоту, на доске без паруса, но при помощи буксировки, пришла Лейрду Гамилтону, Баззи Кербоксу и Деррику Доернеру, которые обычно катались на северном побережье гавайского острова Оаху. Их принцип был прост: при помощи надувного «Зодиака» и фала они разгоняли серфера на доске до скорости волны, после чего не составляло никакого труда оказаться на ее гребне. Оставалось одно «но» – их классические доски для больших волн, узкие и около трех метров длиной, позволяли кататься на волнах с пределом высоты не более десяти метров. На волнах выше образовывались волны поверх волн, и устоять на них уже было практически невозможно. На первом же таком трамплине серфер оказывался в воде, сброшенным с доски, как только та отрывалась от поверхности.

Тем временем, «неподалеку», на Мауи, великие виндсерферы Марк Ангуло, Раш Рэндл, Пит Кабрина и Дейв Калама, позаимствовав идею из виндсерфинга, поставили петли на свои классические серфы, уменьшили доски вдвое и благодаря этому сильно прибавили в скорости. Ведь только скорость залог твоего успеха при катании на самых больших и быстрых волнах земного шара. «Если тебе не хватает скорости, волна нагоняет тебя и поглощает. Далее остается лишь уповать на Господа Бога, чтобы следующая волна не оказалось больше той, что захватила в свои объятия. Иначе – смерть...» – рассказывает Дейв Калама. Примерно с такими мыслями они предприняли первые попытки прокатиться на Джоуз.

Успехи были ошеломляющими. «Да, мы поставили петли на доски для больших волн. Но не произошло бы такой революции, не появись Лэйрд Хамилтон со своей идеей буксировки», – рассказывает Раш Рэндл. Совмещение этих идей было революцией. Ведь волны именно такой величины как Джоуз имеют на своей поверхности волны меньшего размера, которые и подбрасывают серфера в воздух. За счет петель теперь появилась уверенность, что устоишь на ногах после затяжного прыжка, а скорость позволила кататься на волне в самой критической ее точке. «Зодиак» со временем сменился на более маневренный водный мотоцикл. С того момента на Мауи пришла эпоха нового спорта, название которому тоуин-серфинг”.

Серфинг как командный вид спорта

«Идея буксировки в тоуин-серфинге была и остается основополагающей. До сей поры сугубо индивидуальный вид спорта серфинг становится спортом командным, где успех во многом зависит от твоего напарника, благодаря грамотной буксировке которого оказываешься на самой правильной волне, в нужное время и в нужном месте. И от этого зависит: будет ли эта волна последней в твоей жизни.

Став командным, тоуин завоевал небывалую популярность среди лучших серферов планеты. Всегда главным ключом к победе над волной Джоуз остается водитель джетски. Он может отбуксировать серфера как в лучшее, так и в наихудшее место волны. Опыт, накопленный в виндсерфинге, оказался чрезвычайно важен. Умение просчитывать волну, находясь в сотнях метров от ее эпицентра, дало возможность отбирать самые правильные и предсказуемые волны. «Обычно в сете приходят сначала две маленькие, затем большая волна. Иногда сразу приходит большая и за ней еще одна такая же. Первую надо пропустить, она разровняет поверхность океана от неровностей и трамплинов, и следующая будет идеально гладкой. Это целая наука. Океан, как живой и очень важно уметь чувствовать его дыхание...», – рассказывает Раш Рэндл.

Связь между серфером и водителем джета нарабатывалась долгое время. Теперь у них есть множество простых сигналов-жестов: быстрее, медленнее, право, лево, первая волна, вторая волна, вытащи меня на плот за руку...»

Игра по правилам стихии

«Каждый серфер, который чувствует, что он дорос до большой волны, знает, что безопасность на Джоуз превыше всего. К джетам приспособили слэды-плоты из плотного пенопрена, оборудованные петлями по обоим бортам. Сам слэд удобен для транспортировки, но из-за большой площади сильно затормаживает скорость джета. А как известно, любое промедление в зоне обрушивания волны Джоуз может иметь страшные последствия. Поэтому, между волнами постоянно дежурит отдельный и очень быстрый джет, и его водитель первым видит, что происходит с серфером на воде. Если тот упал, то водитель с дежурного джета подает сигналы о помощи джетам со слэдами. И те, зная, где надо искать, немедленно приходят на помощь, но уже со спины рухнувшей волны.

«...Там, на Джоуз, нет ни малейшего шанса выбраться самому. Ты точно знаешь, что тебя ищут, но никогда не уверен, успеют ли тебя спасти до прихода следующей волны, осознавая при этом, что она может стать последней в твоей жизни. Я знаю, что тем, кто идет на помощь, безразлично, что в океане начинает подниматься новая волна. Они не смотрят в ту сторону, их взгляды направлены в море пены, сканируя каждый метр рухнувшей громадины. И вот тебя заметили. Еще несколько секунд и ты, что есть силы, хватаешься за слэд, и в то же мгновение над тобой начинает грозно возвышаться следующее чудовище, способное в одно мгновение разбить твое тело на сотни маленьких кусочков. Боже, только бы хватило сил, только бы не разжались руки...» – рассказывает Марк Ангуло. Все это – от падения серфера до его спасения – происходит в окне в несколько секунд, пока не пришла новая стена».

Так и живет маленький остров в Тихом океане. Весь год наслаждается утренним катанием и занимается своими делами. Но когда прогноз начинает намекать на что-то грандиозное, первыми же рейсами сюда устремляются лучшие из лучших, а по окрестности снова и снова пересказываются легенды былых лет. Фильм «The Yard» записал многие из них, и теперь готовится к новой главе в совсем другом месте планеты. Следите за новостями фильма в группе фейсбука «theyardfilm».

текст Хельга Шошина / Never Sleep Agency, Сева Шульгин
 

Новости
Закажите звонок
100500 рублей/смена
 *
 *