Новости

Через Берингов пролив… на кайте

Журнал Discovery об экспедиции Bering Kite Cross, официальным видео документалистом которой стала компания Wind Channel.

У некоторых рекордов нет срока давности, даже если впоследствии они побиты. Главное – кто первым отважился и сумел совершить невозможное. В июле 2011 года по планете пронеслась волна теленовостей – два русских кайтера Евгений Новожеев и Константин Аксенов совершили безумную по сложности и опасности экспедицию. В одиночку, без страховок и сопровождения, перешли Берингов пролив с Чукотки на Аляску, вписав свои имена в историю мировых спортивных подвигов. История русского рекорда – по дневнику Евгения Новожеева.

От идеи к действиям

Мысли о преодолении марафонской дистанции на кайтах бродили в умах мировой спортивной общественности давно. Москвич Евгений Новожеев задумался о подобном походе года три назад, только в комфортных условиях – где-нибудь в Карибском море, в районе Канарских островов, Европе или Азии. На худой конец, из Хельсинки можно махнуть в Таллинн. Тепло, красиво, приятно. Какая там Чукотка! Для человека из европейской части России этого края света практически не существует.
Первая весточка с дальних берегов пришла в 2010 году, когда европейская экспедиция компании Maurice Lacroix по переходу пролива со стороны Аляски не увенчалась успехом – стихия не дала челленджерам ни единого шанса. И команда отправилась по домам раздумывать над новой экипировкой, снаряжением, транспортом сопровождения и прочими аспектами успешной реализации подвига.

Берингов пролив, лежащий между материками Евразией и Америкой, соединяет Северный Ледовитый океан с Тихим океаном. В самом узком месте пролив имеет ширину 86 км.

Идея о пересечении именно Берингова пролива проникала в головы русских кайтеров и исследователей-путешественников с разных фронтов. Евгений Новожеев: «Владелец дома, в котором я частенько живу во время тренировок на Маврикии, поведал нам историю о том, что до него дом принадлежал известному французскому барону Арно Де Роснею, пионеру путешествий на виндсерфе. Он был отчаянным человеком, прославившимся невероятными по сложности продолжительными переходами на виндсёрфе между островами, странами и даже континентами. Он в одиночку мог находиться на воде до двух недель, перемещаясь на доске из одной точки мира в другую. Он погиб, совершая очередной переход где-то в районе Китая или Тайваня. Так вот самое удивительное в этой истории, что повергло меня в культурно-спортивный шок – в 1979 году Арно пересёк Берингов пролив с Аляски до Чукотки на виндсёрфе – доске с парусом! И вот я живу в его доме с этой же безумной идеей – пересечь эти воды только с помощью силы ветра».

История некоторых выдающихся попыток пересечения Берингова пролива:

1979 – французский барон Арно де Росней, пересечение на виндсерфе
1987 – американская пловчиха Линн Кокс преодолела расстояние от острова Крузенштерна до острова Ратманова
1989 – американец Лонни Дюпре в составе американо-советской экспедиции, переезд на собаках
1998 – Дмитрий и Матвей Шпаро перешли пролив по льду на лыжах
1999 – Андрей Великанов в составе российско-американо-канадской экспедиции, переход с Аляски до острова Ратманова на гидроциклах
2008 – британец Стив Бургесс и немец Дэн Эванс переплыли пролив на Land Rover Defender с баллонами-поплавками

Вселенная не оставила проект без внимания. Колесо Судьбы начало вертеться вокруг безумной идеи – «в одно и то же время стали появляться люди, которые мне начали говорить о Чукотке, о Беринговом проливе, об идее не перемахнуть ли через него на кайте. И тут меня как будто загипнотизировало, я говорил да и как можно скорее. В феврале 2011 года я пригласил в партнеры моего надежного товарища петербуржца Константина Аксенова, с которым мы давно сработались на многочисленных кайтсафари». И в это же время спортсмены объединили усилия с Марией и Франческой Нестеренко, бесстрашной семьей организаторов сложнейших экспедиций от Камчатки до Афганистана, уже однажды перелетевших на вертолете Берингов пролив. В команду экспедиции также вошел опытнейший видеооператор Дмитрий Богданов из компании Wind Channel, специализирующейся на съемке фильмов и дневников уникальных проектов в мире экстремального спорта.

Сбор информации о Беринговом проливе не обещал никаких поблажек для первооткрывателей. Контакты с местными жителями, администрацией, чукчами и китобоями рассеивали любые иллюзии: «Погода в проливе может меняться несколько раз в день. Сначала светит солнце, затем появляется туман»; «направление ветра может меняться несколько раз в день»; «вода не поднимается выше +1 градуса»; «течения такие, что иногда лодка с мотором в 90 сил, двигаясь против течения, просто стоит на месте»; «здесь переворачивались многие китобойные лодки, а шансов выжить в воде – не более 10 минут». Не удивительно, что моряки транспортных судов называют эти места "гнилой водой".

Расчеты и сборы

Конец июня-начало июля – время непродолжительного чукотского лета. Евгений нацелился именно на это маленькое окно, делающее раз в году Чукотку чуть доброжелательнее к людям. Для перехода на такое длительное расстояние спортсменам был нужен северный, северо-западный или северо-восточный ветер. Зимой он достигает здесь скорости 50 м/с! По словам моряков, в начале лета еще можно поймать нужное направление ветра, на него-то и надеялись кайтеры.
Маршрут был спланирован следующим образом: старт с Чукотки в районе мыса Дежнева – чуть севернее островов Большого и Малого Диомида (острова Ратманова и Крузенштерна) – село Уэльс на Аляске. Это было самое короткое расстояние между Евразией и Америкой – 86 километров. Ориентировочное время в пути – 4-5 часов. Ориентировочное…

За два месяца до старта райдеры начали сбор экипировки. Готовились, как в космос. Для ветровых условий подошли гоночные кайты компании North Kiteboarding (модель, что интересно, называлась Rebel – «повстанец»). А вот доски Новожееву надо было придумывать заново – форма, размер, дизайн проектировались специально под марафон и водные условия. Привычную кайтерскую экипировку – шорты и лайкру – пришлось заменить на толстые сухие гидрокостюмы ION, да еще под них надеть три комплекта термобелья, непродуваемые мембранные штаны и куртки, как у сноубордистов; толстенные непромокаемые утепленные перчатки, гидрошлемы. Тут уж было не до удобств – не окоченеть бы в пути.
Весь этот гардероб мог пригодиться не только на воде, ведь никто не знал, какими путями и как долго придется добираться даже до точки старта. В этих суровых краях просидеть пару недель на вертолетной площадке в ожидании летного окна – обычное дело.

22 июня группа стартовала из Москвы в Анадырь, крупнейший город на Чукотке. Тут предстояло решить несколько важнейших стратегических задач – получить спецразрешение на пересечение государственной границы вне пункта пропуска и сделать так, чтобы пограничники, сотрудник пропускного пункта и таможенники оказались в день Х на месте старта. С помощью местного Красного Креста и еще тысячи благоприятных факторов это фантастическое чудо удалось-таки провернуть, но стартовать разрешили только из поселка Уэлен. Он находится севернее мыса Дежнева, и это увеличило маршрут еще на 11 км и час времени. На 29 июня все метеорологические источники обещали сильный Северо-Западный ветер по всей ширине пролива, который приходил всего на три дня.

Единственный транспорт в поселок Уэлен – вертолет. За двое суток удалось договориться с Ми-8 «ЧукотАвиа» в поселке Лаврентия, в 130 км от мыса Дежнева. И вот уже решалась доставка рабочей группы с нагрузкой в виде пограничников и официальных лиц, все были на низком старте, оставалось утрясти вопрос с китобойными лодками о сопровождении спортсменов… Как погода сказала «нет» на четыре дня! Вылететь из Анадыри удалось только 28 июня, 29-го – из Лаврентия. Расслабляться было некогда, старт назначили на 30 число – это был единственный шанс в ближайшем месяце, а значит, и вообще единственный шанс в этом году.

И еще как назло, дальше границы пограничники китобойным лодкам двигаться категорически не разрешали. С американской стороны было совсем глухо. Не каждый рыбак выйдет в те воды в условиях даже легкого шторма. Американскую половину пути приходилось полагаться в море только на себя. Ребятам пришлось тысячу раз все обдумать, находясь еще на берегу.

30 июня в селе Лаврентия с самого утра стояла идеальная погода. Солнце, отличная видимость, северо-западный ветер 10-14 м/c. Оттуда же было видно, что в сторону Аляски погода была такой же. Но радоваться было рано – над поселком Уэлен висел туман. Вертолет, а значит и старт, опять откладывался… Пока перелет переносился снова и снова, не прекращался поиск лодок сопровождения с американской стороны. Но в проливе прилично штормило, и владельцы отказывались выходить в море. Было решено просто предупредить береговую охрану США о предстоящем переходе. После настоятельных рекомендаций не совершать подобных безумств, береговая охрана выдала информацию о специальной частоте сигнала SOS, порядке прохождения контрольно-пропускной процедуры и контакты доверенного уполномоченного лица в Уэльсе. Отложив старт на 1 июля, Евгений и Константин решили время «простоя» потратить на очередное тестирование оборудования, тренировочные заезды и мастер-классы по кайтбордингу для детей поселка Лаврентия.

В результате складывающихся обстоятельств, Новожеев разработал следующий план действий. Стартовать с пляжа села Уэлен, дойти до границы если не под сопровождением, так на связи с лодками по радиостанции. Далее оценить ситуацию и уже по ходу дела принять решение, двигаться ли дальше к Аляске. Знай он, что так обернется «поддержка», наверняка остался бы дома. Теперь же отступать было некуда, слишком много сил и средств уже затрачено, для успокоения общей совести нужна была хотя бы попытка.

Единственный шанс на рекорд

1 июля. Все еще нелетная погода для кайтов. На вертолете решили добраться хотя бы в точку старта, а то погода может стать нелетной еще и для «вертушек». Полным составом экспедиция отправилась в Уэлен. Уже из иллюминатора были видны признаки подходящего ветра и следы сильного северного течения между материком и островом Ратманова. А это практически половина пути к Аляске! Немедля после приземления спортсмены приступили к подготовке снаряжения.
Через час приходит новая сводка – в Уэлене ветер северный 8-10 м/с, на Ратманове – 10-12 м/c с порывами до 17. Это был единственный шанс на старт, и руководитель экспедиции Евгений принимает решение срочно пройти таможенные процедуры – то есть поставить штамп о «выезде заграницу» тут же, на берегу, и выходить в море. Нехитрый «багаж» спортсменов: паспорта в пакете, немного денег, кредитные карты, пара кусочков колбасы, спутниковый и сотовый телефоны, радиостанции и два GPS навигатора.

«Обогнув скалу в сторону мыса Дежнёва, мы планировали выйти на радиосвязь с лодками, которые ожидали нашего сигнала о старте в селе Дежнёво (юго-западнее мыса Дежнёва). Но связи с ними не было. Тогда мы решили следовать намеченному маршруту, и через 3-4 км от берега радиоконтакт был налажен. Мы двигались переменными галсами, что облегчало нагрузку и скорость отдаления от материка. Ещё через 2-3 км в поле зрения появились наши лодки сопровождения. Для нас было важно оставаться в их поле зрения за счёт высоко летящих кайтов и постоянно быть на связи. В этих опасных водах и совершенно незнакомых для нас природных условиях лодки были жизненно необходимы – случись что, например, если бы ветер хотя бы в 10 км от берега скис, мы бы сами не выплыли»…

Но успокаиваться было ой как рано. Погода, как и рассказывали местные рыбаки, уже в самом начале пути стала меняться каждые полчаса: то опускался туман, то выглядывало солнце. Костя шёл за Евгением на дистанции 50-150 метров. Примерно за 10 км до острова Ратманова капитан одной из лодок начал сообщать по рации, что 3-4 метровые волны заливают лодки. Плюс течение превращало воду в беспорядочное месиво. Кайтерам это было только на руку, но лодкам попросту пришлось… развернуться в обратном направлении. Таким образом спортсмены остались в полном одиночестве, не пройдя и половины дистанции.
«Понемногу мы приближались к острову Ратманова. Течение становилось сильнее. Мы иногда останавливались, чтобы отдохнуть. Остановив кайт в зените (над головой) и лёжа на спине на воде можно было отдышаться. Но так как вода оказалась гораздо холоднее, чем я думал, особенно там, где ощущалось течение, то лежать без движений можно было не более 30 секунд».
Скалистые берега острова Ратманова отчетливо дали понять, что даже мало-мальского пляжа, а следовательно и передышки, тут быть не может. И ребятам ничего не оставалось, как плыть дальше, севернее острова в 1-2 километрах от берега.

Привет от фауны

Неожиданная встреча с владыкой местных вод случилась у Евгения. «Двигаясь правым галсом в сторону острова, я увидел впереди, метрах в 50 по моему курсу огромную спину кита! Стало немного не по себе, ведь в этом ледяном царстве совсем не ожидаешь встретить еще какую-то живую душу. Сначала подумал: ну кит и кит. Если бы не огромная спина второго кита, всплывшая прямо передо мной метрах в 5-7. Среагировать не было времени, он находился чётко на линии моего движения. Не перепрыгнуть, не объехать – и я проехал доской прямо по его спине. Оборачиваться назад не стал, так как неизвестно, что еще ждало меня впереди – вдруг их там целая стая. Только успел крикнуть Косте «я по киту проехал!». Константин потом рассказал, что после «джиббинга» над водой появился гигантский хвост, в размахе метра 3. Задумай «рыбка» взмахнуть хвостиком секундой раньше...

Полпути. Точка невозврата

Так с приключениями остался за спиной остров Ратманова, и ребята оказались в 4-километровом проливе между русским и американским островами, аккурат посреди которого проходит линия перемены дат. То есть из 1 июля кайтеры «приплыли» во вчерашнее 30 июня. Это уже был рекорд – пересечение смены линии дат на кайтах.
За плечами оставался и последний вариант экстренной остановки, дальше ответственность за собственную жизнь полностью ложилась на опыт и силы райдеров, случай и волю погоды – повезет ли с ветром оставшуюся часть пути.
Евгений Новожеев оценивал шансы: ветер не подкисал, а даже и немного раздуло в нужном направлении; над головой был приличный кусок голубого неба; запас питьевой воды составлял ровно половину из 500 мл. «Пока я думал, продолжать ли путь, связи с Константином не было, так как после нескольких моих падений в аквапак с рацией попала вода, и она вышла из строя. Я оборачивался и видел, что Костя и без разговоров следовал за мной, видя, что обратно мы не едем. И я не стал разворачиваться, тем более что тем временем острова оставались позади все дальше и дальше».
После того, как и Малый Диомид остался позади, погода начала капризничать – опустился туман, и спортсмены оказались в визуальной изоляции, ни острова позади, ни Аляски впереди не было видно. Ориентировались только на компас и GPS. Из-за порядочной усталости, ветра и холода начало клонить в сон, начался самый трудный участок маршрута. В голову лезли мысли об альпинистах, которые навсегда остались в горах, позволив себе прикорнуть на пару минут. Приходилось умываться ледяной водой, которая обжигала и мгновенно приводила в сознание. «Единственное, что указывало нам на верное направление, кроме GPS, была вода под ногами. Она стала немного теплее и ровнее, волны более пологими, так как со стороны Аляски преобладает южное течение».

Силы на финиш

Через какое-то время туман немного рассеялся, и ребята увидели – это казалось настоящим чудом – небольшой кусок Аляски. Тёмная гора со снегом на самом деле была очень далека, но это очень приободрило спортсменов, галсы стали максимально короткими и стремились к прямой уверенной линии в сторону земли. Открылось второе дыхание. «Берег Аляски раза три скрывался и появлялся, пока мы не приблизились на расстояние постоянной видимости. Я даже перестал сверяться с GPS и шел прямо на точку финиша. Где-то впереди мерцал огонь, похожий на маяк, и тут открылось третье дыхание, хотелось поскорее ощутить под ногами твердую почву».
Третье дыхание понадобилось и для того, чтобы объезжать множественные пни и бревна, которые двигались по течению против ветра. Зато по ним можно было определить силу течения, ведь в этом районе Аляски деревьев в принципе быть не может – кругом тундра и мелкие кустарники. Значит, скоро должна была начаться отмель Принца Уэльского. А это финишная прямая и ровная легкая вода на пути к третьему рекорду – переходу на кайте из Евразии в Америку.
Как только отчетливо показался пляж, Евгений прямиком устремился к берегу. Он вышел на американский берег примерно в двух километрах от поселка Уэльс, опустил кайт и просто свалился рядом. Константин подходил к берегу следом на расстоянии 3-4 минут. Часы показали 7 часов 56 минут с начала маршрута, путевой компьютер Евгения – 175 км, а Константина – 157.

Через несколько минут после прибытия, к ребятам навстречу уже шли местные жители. Они пригласили первопроходцев в дом, накормили, дали сухую одежду и возможность провалиться в глубокий сон. Утром кайтеры собрали оборудование и полетели в ближайший городок Ном, где смогли купить одежду и пройти американский паспортный контроль. Оттуда герои команды Vivax Евгений Новожеев и Константин Аксенов отправились многочисленными самолетами в Москву, совершив таким образом кругосветное путешествие, сложнейшую часть которого они совершили под кайтом.
Чуть позже, буквально на две недели позже, в 2011 же году европейская экспедиция Maurice Lacroix предприняла вторую попытку перехода пролива на кайтах, только с американской стороны. У них была лучшая экипировка, специально спроектированные лодки сопровождения, но судьба и стихия не дали им реализовать и этот шанс – дойдя до островов Диомида, им пришлось вернуться обратно. Руководитель экспедиции, так мечтавший одолеть Беринг первым, не веря своим глазам смотрел новости про русских везунчиков. Оно и понятно, обидно действительно до слез.

Воодушевившись подвигами своей команды, компания Vivax даже учредила специальный проект Vivax Kite Cross для подобных супер-переходов на кайте. И сейчас планируются новые грандиозные проекты, которые пока держатся в строгом секрете.

Журнал Discovery, #5 2012

Новости
Закажите звонок
100500 рублей/смена
 *
 *